You are here

Весеннее

Стол на Пасху накрывают -

Гробным дарован живот.

Трупы в моргах оживают,

Щука серая плывет.

 

Внемлют дьякону галаты.

Дед встает без костыля.

То ли солнце, то ли злато

Пролилося на поля.

 

Нищий всяк уже не пища

Ни маньяку, ни менту.

Сколько пролито кровищи -

Все влилося в соль злату.

 

Это огненные стены

Взведены до самых крыш.

Дни, что прожили в посте мы,

Перешли в шумел камыш.

 

Но не гнутся дерева те -

Всяк Стодрев застыл, как столп,

Образуя в деривате

Укрощенье стайных толп.

 

Щука серая не теща

Ни маньяку, ни бомжу.

Щепки радуются в роще

Топчущему их ежу.

 

Это Пасха наступила -

Все кричат «Христос воскрес!»

Смерти смертно смерть постыла,

Дед стодревый с пещи слез.

 

Зернью зерна вшли глубоко

В землю, пьяную в дуду,

И вздымает Яро Око

Трупа, всплывшего в пруду.

 

Михайловская Слобода, 2006.